Расширение кишечника у ребенка

Мегаколон — значительное расширение какого-либо отрезка толстого кишечника, сигмовидной или прямой кишки, которое клинически характеризуется хроническими запорами, увеличенными размерами живота и отставанием в развитии. Заболевание может быть обусловлено различными причинами. Ввиду того, что выбор правильного лечения зависит от точно установленного диагноза, необходимо остановиться на отдельных формах данной патологии.

Аганглионарное или врожденное расширение толстой кишки (болезнь Гиршпрунга)

Этиология и патологическая анатомия . В прямой кишке, иногда в части сигмовидной кишки не развиты ганглионарные клетки нервного сплетения кишечной стенки. Аганглионарный сегмент кишки не способен нормально перистальтировать, образуется сужение, тогда как оральный отрезок кишечника гипертрофируется и постепенно расширяется. Следовательно, патологическим является не расширенный отрезок кишки,
как это думали раньше на основании анатомических данных, а наоборот, суженная часть кишечника. Таким образом, основой тяжелой и хронической болезни является врожденное отсутствие ганглионарных клеток в стенке кишечника, которое сопровождается развитием сужения.

Клиническая картина. Частота подобных случаев — один на 1000 — 2000 новорожденных. Интересно, что заболевание встречается чаще среди мальчиков, причина чего неизвестна. Симптомы. Позднее и незначительное выделение мекония, начинающееся только после введения газоотводной трубки, рвота, заворот кишок могут проявиться вскоре после рождения. В последующие месяцы наступают упорные запоры, которые иногда усиливаются до непроходимости кишечника, после клизм выделяется большое количество каловых масс. Живот все больше увеличивается, наступает задержка развития, анемия. Особую опасность представляет заворот кишок, возможна также травма кишечной стенки плотными каловыми массами, которая может сопровождаться кровотечением, даже перфорацией.

При ректальном обследовании прохождение зонда через незаполненную прямую кишку и место сужения часто вызывает отхождение большого количества газов и кала. Применяя соответствующую технику заполнения прямой кишки контрастной массой, можно выявить сужение и располагающийся над ним расширенный отрезок кишки.

Лечение . В легких случаях стараются вызвать опорожнение кишечника (стул). Рекомендуется солодовая вытяжка, парафиновое масло, производные ацетилхолина, и если это не помогает, каждые 2-3 дня высокие клизмы. Так как введение большого количества воды в расширенную кишку может вызвать отравление, применяют изотонический раствор поваренной соли и парафиновое масло. В крайних случаях приходится прибегать к оперативному вмешательству. Однако вышеуказанными методами необходимо стремиться поддерживать состояние ребенка до момента операции и по возможности обеспечить до полуторагодовалого возраста регулярное отхождение кала. Цель операции — удаление отрезка кишки, не содержащего ганглионарных клеток. Результаты ректосигмоидэктомии очень хорошие, операция не связана с большим риском. В случае непроходимости кишок на здоровом участке проводят колостомию и в подходящий период вторым этапом проводят радикальную операцию.

Неаганглионарное, вторичное расширение толстого кишечника, обусловленное сужением анального отверстия и прямой кишки

Возникновение этой формы объясняется весьма просто: не обнаруженные во время операции скопления каловых масс, располагающиеся над расширенным сужением, расширяют проксимальный отрезок кишки. Отдифференцировать от аганглионарного мегаколона можно на основании анамнеза, рентгенологических данных и пальцевым исследованием. При анатомической неаганглионарной форме в большинстве случаев выявляется сужение анального отверстия и начального отрезка прямой кишки, ампула прямой кишки наполнена калом.

Атоничное, функциональное или идиопатическое расширение толстого кишечника

В то время как при двух вышеуказанных формах расширение толстого кишечника присоединяется к анатомическому сужению, при этой клинической картине не обнаруживается признаков особого сужения. За исключением расширенной прямой кишки, анатомических отклонений не наблюдается, запоры рассматриваются как функциональные или неврогенного происхождения, и, по существу, заболевание проявляется как более тяжелая форма функциональных запоров, которые описываются ниже. Это заболевание встречается чаще, чем болезнь Гиршпрунга.

Клинические признаки . Заболевания проявляются у детей дошкольного возраста. Обычно родители обращаются к врачу с жалобами на то, что у ребенка имеются хронические запоры, часто сопровождающиеся особой формой недержания кала: ребенок, несмотря на запоры, выделяет небольшое количество кала в постель. Скапливающиеся каловые массы задерживаются в ампуле прямой кишки и, переполняя ее, вызывают недержание кала. При пальцевом обследовании обнаруживается твердый кал, заполняющий всю ампулу прямой кишки. Характерное отличие от аганглионарного расширения толстого кишечника состоит в позднем проявлении, в отсутствии выраженного вздутия живота; при пальцевом и рентгенологическом обследовании обнаруживается расширение, располагающееся сразу над анальным отверстием: следовательно, речь идет о расширении не сигмовидной, а прямой кишки.

При аганглионарном расширении толстого кишечника ампула прямой кишки свободна, а при данном заболевании она заполнена каловыми массами.

Лечение только терапевтическое. Назначается парафиновое масло, черная патока и в необходимых случаях, особенно при лечении заболевания в первые недели, клизмы. Назначением простигмина или дигидроэрготамина часто достигается хороший результат. Очень важным элементом является воспитание, психотерапия, и нередко хороший результат дает перемена обстановки. Учитывая сказанное, с точки зрения дальнейшего эффективного лечения в течение нескольких недель весьма целесообразна госпитализация.

Опубликовано в журнале:
«ВОПРОСЫ СОВРЕМЕННОЙ ПЕДИАТРИИ», 2010, ТОМ №9, № 2, с. 146-150

Е.А. Корниенко
Санкт-Петербургская государственная педиатрическая медицинская академия

Контактная информация:
Корниенко Елена Александровна, доктор медицинских наук, профессор, заведующая кафедрой гастроэнтерологии ФПК и ПП
Санкт-Петербургской государственной педиатрической медицинской академии
Адрес: 194100, Санкт-Петербург, ул. Литовская, д. 2
Статья поступила: 23.12.2009 г., принята к печати: 05.04.2010 г.

Запор относится к числу наиболее частых жалоб и наблюдается примерно у 3% детей, причем в 90% случаев имеет функциональный характер. В патогенезе хронического запора возможны 3 механизма: снижение пропульсивной моторики и висцеральной чувствительности прямой кишки, а также функциональное нарушение эвакуации кала. Независимо от конкретной причины хронический запор имеет тенденцию к прогрессированию в связи с перерастяжением кишки и снижением ее чувствительности. Лечение функционального запора начинают с коррекции диеты и питьевого режима и лишь при неэффективности этих мер проводят очищение кишечника и назначают слабительные. В детской практике разрешены лишь немногие препараты, среди которых — осмотические слабительные и препараты сочетанного действия (Гутталакс).
Ключевые слова: дети, запор, патогенез, лечение.

St.-Petersburg State Pediatric Medical Academy

Treatment of chronic constipation in children

Constipation is one of the most frequent complaints and is seen in 3% of children, in 90% it has functional character. The pathogenesis of chronic constipation has 3 mechanisms: decrease of propulsion motor function and visceral sensitivity of rectum and functional disorder of faeces evacuation. Chronic constipation has a trend to the progression due to overstretched rectum and decrease of its sensitivity independently of its specific reason. A treatment of functional constipation must be started from correction of diet and drinking regimen and only if these measures are ineffective, the clearance of bowels and administration of laxatives should be performed. There are only few drugs approved for the use in pediatric practice. They are osmotic laxatives and drugs with combined effect (Guttalax). Key words: children, constipation, pathogenesis, treatment.

Запор часто рассматривают как тривиальный симптом, который появляется и исчезает сам по себе, но это мнение ошибочно. Запор может оказывать серьезное влияние на социальное и физическое благополучие ребенка, его взаимоотношения в семье и детском коллективе. Он не всегда хорошо поддается лечению и требует длительного наблюдения. Несмотря на очевидный прогресс в понимании сущности происхождения и механизмов запора, возможности для его лечения у детей остаются ограниченными.

Одна из главных трудностей при обсуждении проблемы запора у детей — отсутствие четкого определения этого состояния; понятно лишь, что запор скорее является симптомом, чем болезнью. Запор может по-разному интерпретироваться пациентом и врачом; а в педиатрии ситуация еще сложнее, поскольку врач ориентируется на субъективную оценку родителей. Общепринято рассматривать запор как нарушение функций кишечника, выражающееся в увеличении интервалов между актами дефекации по сравнению с индивидуальной физиологической нормой или систематически недостаточным опорожнением кишечника.

В физиологических условиях частота дефекаций может варьировать в зависимости от характера питания, количества употребляемой жидкости и других обстоятельств. У детей первых месяцев жизни, находящихся на грудном вскармливании, частота стула может быть от 1 до 6–7 раз в день; при переходе на дефинитивное питание стул становится более густым и редким. Для детей старше 3 лет нормальными колебаниями частоты дефекаций считается от 3 раз в день до 3 раз в неделю. В табл. 1 представлена нормальная частота стула у здоровых детей разного возраста (по данным анкетирования). Исходя из этих представлений, о запоре у детей до 3 лет можно говорить при частоте стула реже 6 раз в неделю, для детей старше 3 лет — реже 3 раз в неделю.

Таблица 1. Нормальная частота дефекаций у детей разного возраста

Хронический запор — систематическое урежение дефекаций в течение 2 мес и более.

Дополнительными критериями хронического запора могут быть:

  • напряжение во время дефекации;
  • эпизоды каломазания или энкопреза;
  • периодически (через 7–30 дней) выделение стула в большом количестве;
  • пальпируемые каловые массы по ходу кишечника, чаще — в левом нижнем квадранте живота.

При этом важно обращать внимание и на характер стула. Более точной оценке характера стула служит Бристольская шкала, в соответствии с которой нормальной формой стула являются 3-й и 4-й его типы, в то время как 1-й и 2-й также свидетельствуют о замедлении кишечного транзита, т. е. о запоре.

Популяционные исследования в Европе и Азии показали, что запор наблюдается у 10–20% людей [1, 2]. На приеме у педиатра на запор жалуются примерно 3% детей, на приеме у детского гастроэнтеролога — 10–25% [3]. Запор считается функциональным, если отсутствуют анатомические причины его возникновения. Запор может быть вторичным, на фоне повреждений спинного мозга, системных и эндокринных заболеваний, приема медикаментов. Только у 10% детей запор связан с органической патологией, в 90% случаев он функционального характера.

В качестве наиболее частых причин функционального запора называют бедную пищевыми волокнами диету, систематическое подавление позыва на дефекацию, стресс, перенесенные кишечные инфекции. У 90% детей не удается обнаружить какую-либо очевидную причину запора.

Механизмы, лежащие в основе функционального запора, весьма многообразны. Они могут заключаться в нарушении функций всей толстой кишки, прямой кишки, анальных сфинктеров, регулирующего влияния медиаторов энтеральной нервной системы и, наконец, могут быть результатом произвольной задержки стула. Все механизмы сводятся к трем патогенетическим вариантам:

  • снижение пропульсивной моторики;
  • нарушение висцеральной чувствительности прямой кишки;
  • функциональное препятствие для эвакуации кала.

Снижение пропульсивной моторики может быть генетически детерминировано или связано с микроструктурными аномалиями толстой кишки. F. P. Abrahamian и соавт. подтвердили наследственную предрасположенность у 40% из 186 детей, страдающих запором [4]. Запор встречается в 6 раз чаще у монозиготных, чем у гетерозиготных близнецов [5], а у взрослых, страдающих запором с раннего возраста, выявляются определенные особенности дерматоглифики [6]. В основе гипомоторики может лежать недоразвитие ганглиев межмышечного или подслизистого сплетения кишки (гипоганглиоз) или находящегося между ними слоя соединительной ткани (десмоз) [7]. J. Hutson и соавт. обнаружили у некоторых детей с замедленным кишечным транзитом пониженное количество возбуждающих нервных волокон, содержащих субстанцию Р в циркулярных мышцах толстой кишки [8]. Особенностью этого варианта запора являются расширение кишки и замедление опорожнения по данным ирригографии; такой запор обычно трактуется как гипотонический. Этот вариант не отвечает на изменение диеты и наиболее сложен для лечения. Снижение висцеральной чувствительности прямой кишки может быть первичным и вторичным. Известно, в частности, что чувствительность понижается в результате поражения спинного мозга. По данным P. Meunier и соавт., у 65% из 144 детей с упорным запором чувствительность прямой кишки снижена [9]. По данным И. А. Комиссарова и соавт., у детей с запором нередко выявляют spina bifida сакрального отдела, при этом запор может сочетаться с нейрогенной дисфункцией мочевого пузыря [10]. На ирригографии при этом варианте может быть расширен дистальный отдел толстой кишки, но опорожнение нормальное. При оценке объемно-пороговой чувствительности с помощью колодинамического исследования обнаруживают ее снижение. Такой запор носит название гипорефлекторного.

Функциональное препятствие к эвакуации может быть связано со спазмом m. levator ani или нарушением релаксации пуборектальной петли. По данным ректальной эндосонографии, у 4% детей с хроническим запором имеется гипертрофия внутреннего сфинктера. Однако чаще всего препятствует эвакуации активная задержка стула ребенком, которая может быть обусловлена у маленьких детей отсутствием правильных навыков дефекации, у более старших — неудобными условиями или отсутствием времени. Иногда задержка стула у ребенка связана с болезненностью при дефекации, что может быть обусловлено трещиной ануса, его воспалением или очень плотным характером кала.

Систематическая задержка стула приводит к накоплению каловых масс, перерастяжению ампулы прямой кишки и снижению чувствительности ее рецепторного аппарата. Создается некий порочный круг, который приводит к усилению запора. В итоге, время кишечного транзита увеличивается. Избыточное накопление каловых масс в кишечнике снижает его моторику, ведет к изменению кишечного биоценоза и к накоплению кишечных метаболитов. Значительное расширение ампулы прямой кишки приводит к расслаблению внутреннего сфинктера и энкопрезу. Иногда лишь появление каломазания у ребенка становится причиной обращения родителей к врачу. Лечение функционального запора начинают с диетических рекомендаций. Детям грудного возраста, у которых функциональный запор чаще связан с переходом на искусственное вскармливание, рекомендуют смеси с пониженным соотношением белка и углеводов, а также содержащие галакто- и фруктоолигосахариды, лактулозу, камедь. В более старшем возрасте рекомендуют пить больше жидкости, ежедневно употреблять свежий кефир или йогурт, предпочтительны кисломолочные продукты, обогащенные бифидо- и лактобактериями. В рационе необходимо увеличить количество пищевых волокон за счет грубоволокнистых каш (гречневой, ячневой), хлеба с отрубями, печеных яблок, чернослива, кураги, инжира, свеклы. При недостаточной эффективности этой диеты дополнительно назначают отруби, дозу которых подбирают индивидуально (от 10 до 20 гр в день), добавляя их в суп или кашу. Оптимальную суточную дозу пищевых волокон для детей можно рассчитать по формуле: возраст (в годах) + 5 гр. Данные о содержании пищевых волокон в продуктах представлены в табл. 2. Всем пациентам с запором необходимы активный образ жизни, занятия спортом, ходьба, бег, плавание. Важно закрепить определенное время для дефекации, создать для этого удобные условия, по возможности устранить психотравмирующие ситуации. Необходим туалетный тренинг, который начинают с высаживания ребенка на горшок 2 раза в день (после завтрака и ужина) на 5–10 мин. При этом важна правильная поза ребенка: с согнутыми бедрами и стоящими на подставке или полу ногами. При лечении запора следует объяснить ребенку и его родителям причины возникновения соответствующих симптомов и вселить уверенность в успехе лечения, уменьшить чувство стыда. Необходимо предупредить, что лечение должно быть длительным, а периоды улучшения могут сменяться некоторым ухудшением.

Таблица 2. Содержание пищевых волокон в пищевых продуктах

При недостаточной эффективности перечисленных выше мер прибегают к медикаментозной терапии и другим методам (2-й этап лечения).

Очищение кишечника необходимо при длительной задержке стула и тяжелом хроническом запоре. Начинают его с очистительных клизм, которые проводят ежедневно в течение 3 дней. Затем переходят на слабительные препараты. Если они не дают достаточного эффекта, курс клизм можно продолжить; в этом случае назначают тренирующие или контрастные клизмы. Предупреждение задержки стула осуществляется с помощью слабительных препаратов. Такое лечение начинают сразу после очищения кишечника и продолжают в течение нескольких месяцев в дозе обеспечивающей достижение регулярного (не реже 3 раз в неделю) стула и отсутствие побочных эффектов. Различают следующие группы слабительных:

  1. Раздражающие рецепторы:
    • антрагликозиды растительные (ревень, крушина, сенна, жостер);
    • синтетические (натрия пикосульфат, фенолфталеин, бисакодил);
    • касторовое масло, глицерин.
  2. Солевые:
    • сульфат магния, натрия, окись магния, фосфат натрия.
  3. Осмотические:
    • лактулоза;
    • полиэтиленгликоль.
  4. Размягчающие каловые массы:
    • вазелиновое масло.
  5. Увеличивающие объем каловых масс:
    • препараты оболочек семян подорожника, морской капусты, семя льна и т. д.

Главной проблемой в лечении хронического запора у детей являются ограниченные возможности слабительных средств. Так, средства, стимулирующие рецепторы толстой кишки (растительные антрахиноны; синтетические, содержащие дифенолы; касторовое масло), наиболее патогенетически оправданы при запоре, связанном с гипорефлексией прямой кишки. Антрахиноны (сенна, жостер, крушина) под влиянием микрофлоры кишечника расщепляются на активные метаболиты, антрол и антрон, которые раздражают барорецепторы толстой кишки, но при длительном приеме вызывают привыкание, иногда понос, описаны случаи меланоза толстой кишки. Действие препаратов группы бифенола (Гутталакс и Дульколакс) несколько отличается от механизма действия антрахинонов. Действующим веществом препарата Гутталакс является натрия пикосульфат, представляющее собой слабительное триарилметановой группы. После перорального приема натрия пикосульфат поступает в толстый кишечник; абсорбция препарата незначительна, что исключает его энтерогепатическую циркуляцию. В толстом кишечнике происходит расщепление натрия пикосульфата с образованием активного метаболита, бис-(n-гидроксифенил)-пиридил-2-метана. Как местное слабительное натрия пикосульфат после бактериального расщепления в толстом кишечнике оказывает стимулирующее действие на слизистую оболочку толстого кишечника, увеличивает перистальтику, способствует накоплению воды и электролитов в толстом кишечнике. Это приводит к стимуляции акта дефекации, уменьшению времени эвакуации и размягчению стула. Помимо секреторного действия, стимулирующие слабительные воздействуют на моторику толстой кишки. При применении бисакодила в свечах препарат увеличивает пропульсивные сокращения толстой кишки. Длительные курсы бисакодила могут стимулировать апоптоз клеток кишечного эпителия с накоплением фагоцитирующих макрофагов, содержащих клеточные остатки. В педиатрической практике препараты, стимулирующие рецепторы, рекомендуются лишь для лечения остро возникшего запора либо при хроническом гипорефлекторном запоре.

Солевые слабительные за счет высокой осмолярности удерживают воду и разжижают стул, но их недостатком являются содержащиеся в них соли, которые могут всасываться в кишечнике. Регулярное применение указанных средств ограничено у детей из-за сложности подбора дозы и возможного развития вторичных электролитных нарушений. К тому же солевые слабительные имеют горький вкус, поэтому дети часто отказываются от их приема. Эти препараты иногда применяются для разовой очистки кишечника, быстрого выведения токсинов.

Минеральные масла, в частности вазелиновое, не всасываются, не расщепляются ферментами, относительно безопасны и разрешены к применению у детей.

Однако они могут нарушать усвоение и всасывание некоторых нутриентов и жирорастворимых витаминов, поэтому принимать их следует отдельно от пищи, между ее приемами. Вазелиновое масло смягчает стул, уменьшая болезненность при дефекации, и наиболее оправдано при запоре, связанном с активной задержкой стула. Рекомендуемая доза у детей до 1 года составляет 2,5–5 мл, от 1 до 3 лет — 5–10 мл, с 4 до 10 лет — 10–15 мл, старше 10 лет — 15 мл 2 раза в день. Слабительные, увеличивающие объем каловых масс, требуют употребления большого количества жидкости, они широко применяются у взрослых, но в детской практике — пока ограниченно.

Осмотические слабительные также используются в детской практике. Основным механизмом действия препаратов этой группы является размягчение стула за счет удержания воды, что облегчает транспортировку каловых масс и делает дефекацию менее болезненной. Разрешенным с первых дней жизни ребенка препаратом этой группы является лактулоза. Механизм ее действия связан с тем, что, как искусственно созданный дисахарид (фруктоза + галактоза), она не расщепляется ферментами тонкой кишки и, не всасываясь, подвергается бактериальной ферментации. В результате образуются короткоцепочечные жирные кислоты (уксусная, масляная, пропионовая), которые, оказывая осмотическое действие, удерживают воду и размягчают стул. На фоне приема лактулозы, особенно в первые дни, нередко наблюдаются флатуленция и урчание в животе. Подобные явления могут объясняться продукцией газа при бактериальной ферментации лактулозы [11] и иногда столь выражены, что пациенты отказываются от дальнейшего приема препарата. В последние годы для лечения запора как у взрослых, так и у детей с 2 лет, используется полиэтиленгликоль (ПЭГ) [12,13]. Это инертный полимер с молекулярной массой 3200–4000. В отличие от солевых слабительных, он не всасывается в кишечнике и экскретируется в неизмененном виде с калом. Рекомендуемая доза составляет 0,2–0,5 гр/кг в сутки. Безопасность длительного приема ПЭГ без дополнительного приема солей доказана у взрослых [14], у которых лечение в течение 36 мес не сопровождалось изменением электролитного состава крови, снижением уровня железа, фолатов, витаминов В12 и D, а также снижением всасывания D-ксилозы, стеатореей или креатореей. В педиатрии также была показана безопасность приема поддерживающих доз ПЭГ на протяжении 3 лет [15]. Сравнительное исследование по изучению эффективности осмотических слабительных (лактулозы и ПЭГ) было проведено нами ранее: 82 ребенка в возрасте от 2 до 15 лет с хроническим функциональным запором были разделены на 2 группы. В 1-ю группу были включены 48 детей, которым с лечебной целью был назначен ПЭГ, во 2-ю — 34 ребенка, которым была назначена лактулоза. Лечение оказалось эффективным у 75% у детей, получавших ПЭГ, и 65% детей, получавших лактулозу. Как показало исследование, примерно у 25–35% детей с хроническим запором эффективность ПЭГ и лактулозы оказалась недостаточной. В основном это были дети с длительным запором, обусловленным гипокинезией толстой кишки. Этой группе пациентов показано комплексное лечение с одновременным назначением слабительных, прокинетических препаратов и тренирующих клизм. Лечение было дополнено термоконтрастными клизмами (ежедневно по 100 мл, температура — вначале 40°С с последующим снижением до 20°С), а также назначением прокинетиков (дистигмина бромид — 5 мг/сут). Для лечения остро возникшего запора или стимуляции моторики кишки при хронических запорах у детей можно порекомендовать назначение слабительного Гутталакс, активным веществом которого является пикосульфат натрия. Благодаря удобной упаковке (в каплях) Гутталакс легко дозировать, он хорошо растворим в воде, не имеет вкуса и запаха, поэтому не вызывает у детей проблем с приемом. Препарат разрешен с 4-летнего возраста, до 10 лет его принимают по 5-10 капель (2,5-5 мг), старше 10 лет — по 10-20 капель (5-10 мг) перед сном. При этом эффект наступает через 6-12 ч, то есть, утром. Он хорошо переносится, не вызывает болей, спазмов, вздутия и дискомфорта. Он может использоваться при всех вариантах запоров у детей, в том числе при гипотонических и гипорефлекторных запорах, которые тяжело поддаются лечению.

Дополнительными направлениями терапии при запоре у детей являются коррекция микробиоценоза кишечника с помощью про- и пребиотиков, физиотерапия, бальнеотерапия и биологическая обратная связь, которая особенно эффективна при энкопрезе.

ЛИТЕРАТУРА
1. Talley N., Jones M., Nuyts G. et al. Risk factors for chronic constipation based on a general practice sample // Am. J. Gastroentrol. 2003. 98. P. 1107–1111.
2. Cheng C., Chan A., Hui W. et al. Coping strategies, illness perception, anxiety and depression of patients with idiopatic constipation: a population-based study // Aliment. Pharmacol. Ther. 2003. 18. P. 319–326.
3. Loening-Baucke V. Chronic constipation in children // Gastroenterology. 1993. 105. P. 1557–1564.
4. Abrahamian F., Lloid-Still J. Chronic constipation in childhood: a longitudinal study of 186 patients // J. Pediatr. Gastroeneriol. Nutr. 1984. 3. P. 460–467.
5. Bakwin H., Davidson M. Constipation in twins // Am. J. Dis. Child. 1971. 121. P. 179–181.
6. Gottlieb S., Schuster M. Dermatoglyphic evidence for a congenital syndrome of early constipation and abdominal pain // astroenterology. 1986. 91. P. 428–432.
7. Hubner U., Meier Ruge W., Halsband H. Four cases of desmosis coli // Pediatr. Surg. Int. 2002. 18. P. 198–203.
8. Hutson J., McNamara J., Gibb S. et al. Slow transit constipation in children // J. Pediatr. Child Health. 2001. 37. P. 426–430.
9. Meunier P. , Marechal J., de Beaujeu M. Rectoanal pressures and rectal sensitivity studies in chronic child hood constipation // Gastroenterology. 1979. 77. P. 330–336.
10. Лёнюшкин А. И., Комиссаров И. А. Педиатрическая колопрок-тология. Руководство для врачей. СПб., СПбГПМА, 2008. 448 с.
11. Xing J., Soffer E. Adverse effects of laxatives // Dis. Colon. Rectum. 2001. 44. С. 1201–1209.
12. Di Palma J., De Ridder P. , Orlando R. et al. A randomized placebo controlled multicentre study of the safety and efficacy of a new polyethylene glycol laxative // Am. J. Gastroenterol. 2000. 95. P. 446–450.
13. Dupont C., Ammar F., Leluyer B. et al. Polyethylene glycol (PEG) in constipating children: a dose determination studyn // Gastroenterology. 2000. 18 (2). P. 846.
14. Dupont C., Leluyer B., Maamri N. et al. Double-blind randomized evaluation of clinical and biological tolerance of polyethylene glycol in constipated children // J. Pediatr. Gastroenterol. Nutr. 2005. 41. P. 625–633.
15. Carraziari E., Badiali D., Bazzocchi G. et al. Long term efficacy, safety and tolerability of low doses of isosmotic polyethylene glycol electrolyte balanced solution in the treatment of functional chronic constipation // Gut. 2000. 46. P. 522–526.

Пищеварительная система маленького ребенка, ввиду своей незрелости, может давать определенные сбои в своей работе. Это проявляется различного рода проблемами, в частности, нарушением стула (запорами).

Запоры у маленьких детей – явление достаточно распространенное, случаются они даже при незначительных изменениях рациона (замена молочной смеси, изменение рациона кормящей мамы).

В том случае, если запоры происходят на регулярной основе, это может привести к развитию таких патологических состояний, как долихосигма кишечника.

Данное явление отмечается примерно у 40% детей младшего возраста. О симптомах и лечении долихосигмы кишечника у ребенка расскажем в статье.

Понятие и характеристика

Долихосигма кишечника представляет собой изменение длины сигмовидного отдела органа, причем толщина его стенок и величина просвета остаются неизменными.

В зависимости от клинических проявлений, данное явление не всегда рассматривается как патология.

Если ребенок не испытывает болезненных ощущений или какого–либо дискомфорта, удлинение сигмовидного отдела кишечника может считаться просто его особенностью. Если же малыш чувствует боль и недомогание – речь идет о патологическом явлении.

При удлинении сигмовидного отдела кишечника возрастает подвижность органа, что приводит к нарушению моторики кишечника, вызывает определенные проблемы с перемещением каловых масс. Развивается один из основных признаков заболевания – запор.

Как проявляется болезнь Гиршпрунга у детей? Узнайте об этом из нашей статьи.

Классификация патологии

В зависимости от того, почему возникло заболевание, принято выделять 2 его формы: врожденную и приобретенную. Врожденная долихосигма возникает еще во внутриутробном периоде развития плода, когда происходят аномалии формирования кишечника ребенка.

Приобретенная форма проявляется в том случае, если в кишечнике образуется несколько новых петель. Связано это, в большинстве случаев, с неправильным питанием малыша, нарушением пищеварительного процесса, когда в кишечнике происходит гниение и брожение пищи.

Существует мнение, что приобретенной формы патологии нет, заболевание проявляется у всех детей с рождения, но протекает в скрытой форме, никак себя не проявляет.

Неправильное питание ребенка приводит к развитию патологии, появлению симптомов. Однако, это утверждение не доказано.

Выделяют так же несколько стадий развития заболевания.

Стадия

Характерные особенности

Запор у ребенка проявляется периодически, с перерывами в несколько дней. Максимальная продолжительность запора составляет 4-5 дней. Пациент чувствует дискомфорт в области живота, в остальном его самочувствие остается нормальным. Для устранения периодических запоров необходимо использовать клизмы, принимать препараты послабляющего действия.

Запоры на данной стадии случаются все чаще, продолжительность их более высокая. Ребенок ощущает сильную боль, появляется вздутие, повышенное газообразование. Прием слабительных препаратов не дает должного эффекта.

Болезненные ощущения носят постоянный характер. Каловые массы задерживаются в кишечнике вызывая его вздутие, увеличение в размерах. Постепенно развивается интоксикация организма. Появляются характерные симптомы, такие как возникновение гнойников на коже, значительное недомогание, отсутствие аппетита, тошнота и рвота.

Совет от редакции

Существует ряд заключений о вреде моющей косметики. К сожалению, не все новоиспеченные мамочки прислушиваются к ним. В 97 % детских шампуней используется опасное вещество Содиум Лаурил Сульфат (SLS) или его аналоги. Множество статей написано о воздействии этой химии на здоровье как деток, так и взрослых. По просьбе наших читателей мы провели тестирование самых популярных брендов. Результаты были неутешительны — самые разрекламированные компании показали в составе наличие тех самых опасных компонентов. Чтобы не нарушить законных прав производителей, мы не можем назвать конкретные марки. Компания Mulsan Cosmetic, единственная прошедшая все испытания, успешно получила 10 баллов из 10. Каждое средство произведено из натуральных компонентов, полностью безопасно и гипоаллергенно. Уверенно рекомендуем официальный интернет-магазин mulsan.ru. Если вы сомневаетесь в натуральности вашей косметики, проверьте срок годности, он не должен превышать 10 месяцев. Подходите внимательно к выбору косметики, это важно для вас и вашего ребенка.

Причины возникновения

Основная причина, способствующая появлению и развитию патологии на сегодняшний день не выявлена.

Однако, установлен ряд негативных факторов, отрицательно сказывающихся на состоянии кишечника, способных привести к возникновению долихосигмы.

К числу таких факторов относят:

  1. Заболевания различной природы, перенесенные женщиной в период вынашивания ребенка.
  2. Употребление некоторых лекарственных препаратов во время беременности.
  3. Наследственную предрасположенность, когда один или оба родителя имели проблемы в работе пищеварительной системы.
  4. Некачественное питание ребенка, употребление продуктов, содержащих консерванты, пестициды, другие вредные добавки.
  5. Употребление жирной пищи, тяжелой для переваривания.
  6. Отсутствие физических нагрузок.

Как лечить дискинезию желчевыводящих путей у детей? Читайте об этом здесь.

Симптомы и проявления

У ребенка, страдающего долихосигмой кишечника, возникают следующие проявления заболевания:

  1. Болезненные ощущения в животе, причем ребенок не может определить где именно у него болит, боль ощущается во всем животе, не имеет четкой локализации. Болезненные ощущения становятся более интенсивными при продолжительных запорах.
  2. Основной признак заболевания – запор, невозможность нормального опорожнения кишечника. Продолжительность запоров может быть различной, в зависимости от стадии развития недуга. Так, если на начальных стадиях продолжительность запора составляла всего несколько дней, по мере прогрессирования патологии она увеличивается. В тяжелых случаях ребенок не может опорожнить кишечник на протяжении месяца.
  3. Признаки интоксикации организма (высыпания, тошнота, рвота). Данные симптомы возникают вследствие того, что в кишечнике накапливаются каловые массы и газы, которые являются токсичными для организма. Невозможность их выведения приводит к развитию отравления.
  4. Вздутие живота, урчание.
  5. Повышенное газообразование.
  6. Отсутствие аппетита, общее недомогание.

к содержанию ↑

Методы диагностики

Ввиду того, что заболевание не всегда проявляется выраженными симптомами, важное значение приобретают специальные диагностические методы, позволяющие в точности установить наличие патологии.

Лабораторные методы

Инструментальная диагностика

Источники: http://www.blackpantera.ru/pediatrics/23585/, http://medi.ru/info/511/, http://pediatrio.ru/d/dolihosigma/kishechnika-u-rebenka.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *